пятница, 31 июля 2015 г.

О девочке, стоящей перед дверью

«Друг Жанно, не мудрено жить, когда хорошо.
Умей жить. Когда худо…»
Л.Рубинштейн. «В садах Лицея»

Одна из моих учениц ненавидит Россию. Когда впервые слушала ее долгий монолог о том, как все плохо «здесь» и как чудесно «там», в далекой Испании, я не могла поверить в искренность слов ребенка. Думала, напускное, подростковое. Но совсем недавно встретила эту девочку, год назад окончившую школу, разговорилась. Узнала, что она живет в Праге, учит чешский язык, чтобы получать высшее образование в европейском вузе.
- В Россию собираешься возвращаться после университета?
- Нет! Ни за что!
Наверное, в этом нет ничего страшного – каждый выбирает для себя… И все-таки мне не дают покоя мысли о чем-то упущенном, о прорехах в воспитании наших детей, которые так стремятся жить «там», где, по их мнению, все хорошо, не собираясь ничего строить «здесь», ругая, осуждая, презирая нас за ошибки в жизни страны и в её истории. 
Совсем скоро в издательстве «Самокат» выйдет автобиографическая книга Марьяны Козыревой «Девочка перед дверью», которая продолжит серию «Как это было». Сложная, тяжелая книга. Она в очередной раз напомнит, как много бед выпало на долю народа, живущего в нашей стране, отзовется тупой болью. Глубокая, сосущая тоска останется после чтения повестей «Девочка перед дверью» и «Синие горы на горизонте». Нестерпимо жаль нашу страну, пережившую в ХХ веке одно за другим чудовищные потрясения, умывшуюся кровью, воюющую, губящую своих детей. Сколько судеб перемолото, сколько трагедий, несбывшихся надежд, ненаписанных книг. Как можно было жить в такое тяжелое время? Какой силой духа нужно было обладать?
«Она была храбрая, моя Звездожительница. Я это давно знала. И она  сжала зубы и делала всё, что нужно» - так о своей маме говорит Витька, от лица которой ведется повествование. Сжать зубы, чтобы жить, работать, растить детей, преодолевая страх и всеобщую ошарашенность,  -  удел матери, отца и маленькой девочки - героев повести.

Иллюстрация из книги "Девочка перед дверью". Художник Юлия Бычкова
«Валерия читала нам из разных писателей о подвигах и героизме, а мы сидели онемевшие, ошарашенные немыслимым величием подвига нашей вожатой, сознавая собственное своё ничтожество и невозможность до конца осознать и восхититься им в той мере, которой он несомненно заслуживает».
И сегодня невозможно осознать, когда читаешь о таком подвиге – доносе на собственного отца, «разоблачении» при помощи клеветы.
При всем этом в книге столько солнца и света, что невольно начинаешь думать, что люди, живущие во времена, когда, казалось бы, невозможно жить, были какими-то другими, не похожими на нас.
Отцу Витьки после возвращения из лагеря запрещено проживать в крупных городах. Он отправляет письмо своей семье, в котором сообщает о новом месте их проживания:
«А потом пришло второе письмо. Папа в нём написал, что к нам не приедет, потому что у него минус сто.
«Минус сто чего?» – спросила я маму. Но мама не объяснила и стала читать письмо дальше.
А дальше в письме было про то, что папа поступил на работу преподавателем иностранных языков и переводчиком в такое место, которое называется Верблюд!
«И обязательно скажи Витьке, – писал папа, – чтобы брала с собой зонтик. Потому что верблюды шастают здесь по улицам и жутко плюются».
Не отчаиваться, с улыбкой принимать новые трудности, чтобы лишний раз  не волновать жену и ребенка, находить  нужные слова – дело не из самых простых, ведь эти трудности придется делить с любимой женщиной и маленькой дочкой…
Жизнь идет своим чередом, приносит  радость и новые испытания. Чтобы отделить правду от лжи, нужно опять делать выбор – проголосовать «как все», обличая того, кто ни в чем не виноват, или остаться честным перед самим собой и, возможно, обречь тем самым свою семью на новые гонения:
«Я сидела между моими мамой и папой, смотрела на них, и мне сейчас было так, как однажды, когда я шла от Саши – Саша живёт на одиннадцатом отделении, – и началась гроза, и тут небо раскололось и с грохотом рухнуло вниз, и полился дождь, а небо грохотало, и мне вдруг перестало быть страшно, и стало всё замечательным... Вот всё и встало на свои места. Чёрное стало чёрным. А белое стало белым. Добро и свет перестали быть тьмою и злом. Всё стало понятно и просто».

Как бы восприняла повесть Марьяны Козыревой моя ученица? Боюсь, как еще один аргумент «против». А тогда стоит ли рисковать, предлагая современным школьникам читать о бедах ушедшего века? Несомненно!
На книге будет стоять маркировка 12+, а я бы добавила другой маркер - «Читать обязательно», потому что эту книгу с двумя повестями, богатыми историческими комментариями и не менее значимым, чем художественное произведение, послесловием И. Бернштейна и  А. Димяненко очень важно взять в руки каждому -  и взрослому, и ребенку. Чтобы помнили, чтобы знали, чтобы ценили, чтобы «добро и свет перестали быть тьмою и злом», чтобы «все стало понятно и просто».

P.S. На сегодняшний день в серии «Как это было» выпущено 4 книги (составитель и оформитель серии И. Бернштейн):
1. Булат Окуджава. Будь здоров, школяр!
2. Вадим Шефнер. Сестра печали
3. Виктор Драгунский. Он упал на траву
4. Виталий Сёмин. Ласточка-звездочка.
Все эти книги есть в библиотеке Дома Учителя. Приходите, мы вас ждем!

4 комментария:

  1. Лена, спасибо за трепетный пост. Надо не пропустить такую книгу.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Будем ждать вместе. Илья Бернштейн написал в Фейсбуке, что книга сдана в типографию.

      Удалить
  2. Дети, выросшие в 90-е, когда всплыла вся эта чернуха, когда эйфория по поводу" любви" к России западного мира превосходила разумные пределы, пока не набьют себе шишек, не поймут, что они жертвы пропаганды. Темные страницы в истории любой страны имеются, в том числе и пострашнее, чем у нас в разы. Девочка еще поймет разницу между жизнью на родине и на чужбине. Много ездящие по миру, живущие за границей друзья, родственники (Германия,Эмираты, Сербия) считают, что нет на земле лучшего места. чем Россия.
    Безусловно, о тех временах знать надо, но сгущать краски тоже незачем. После прочтения "Сахарного ребенка" О. Громовой ,несмотря на описываемые события, гнетущей тоски не испытываешь, остаешься на позитиве, думаешь о возрождении системы домашнего воспитания, о том, что и как читать с ребенком, о чем с ним говорить, чтобы в любых обстоятельствах ребенок знал как себя вести, мог достойно реагировать - такими должны быть книги о тех временах.
    Мне нравится серия "Как это было", книгу М. Козыревой прочитаю обязательно.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Галина Владимировна, наверное, этот пост получился таким тоскливым, потому что наложились разные впечатления, в том числе и от встречи с ученицей. На самом деле книга очень светлая, жизнеутверждающая.

      Удалить